1

Тема: "Украинскому выбору" приходит конец?

Неужто "Украинский выбор" начал рассыпаться изнутри? Что то не понятное происходит в рядах самого "Украинского выбора" и после прочтения данной статьи, я начал сомневаться в "Украинском выборе". А вот и статья, о которой я говорил:


Когда смотришь на нынешнюю деятельность “Украинского Выбора”, почему-то вспоминается история избирательного блока «Не так»


реклама блока “Не так!” на выборах 2006 года

«Украинский выбор» в момент своего появления заинтриговал публику, а в первые месяцы своего развития даже вызвал серьёзный интерес. Достаточно вспомнить, как на лозунги и слоганы нового движения реагировали «спикеры» так называемых евроориентированных сил. Иногда доходило до открытой ругани, а наиболее активные члены «Свободы» даже срывали мероприятия «Украинского выбора». Всё выглядело многообещающе; а фигура опытного и не растерявшего зарубежные связи Виктора Медведчука добавляла убедительности новому политическому проекту, который достаточно быстро привлёк к себе внимание (как оказалось позже, неоднозначное) активной «борд»-кампанией.


Однако… пожалуй, вот это «однако» – единственное, что можно сказать сегодня со всей определённостью. Если проанализировать то, чего добился «Украинский выбор» за немалое уже время и чем он сегодня стал, то поневоле тянет сказать: «однако…». Ведь не так часто бывает, чтобы многообещающий (и на многое претендующий) проект настолько не оправдывал ожиданий.

    .



«Украинский выбор» принципиально позиционировался как общественное движение, не партия. Эта позиция подавалась как символ неэффективности современной партийной системы на Украине. Партиям не доверяют, рассматривают их как элемент государственного аппарата и далёкого от чаяний народа «политикума» – поэтому ход с движением был хорош.


Однако основная задача общественного движения – это расширение сферы влияния. Иначе каким образом можно достигать своих целей? Имеется в виду не только прямое политическое влияние, но и оно в том числе. И сегодня мы можем констатировать, что «Украинский выбор» прямым политическим влиянием не обладает. Он не включён в основные политические процессы, действует вне активного политического поля, фактически не является действующей политической единицей. Чем завершилась массированная «борд»-кампания, каков её итог? Об «Украинском выборе» узнали. Узнали, что он есть, и что им занимается Виктор Владимирович Медведчук. И – всё.

Каковы цели «Украинского выбора», зачем это движение создано – большинство граждан Украины так и не поняли. Постепенно утвердился в качестве верного глуповатый стереотип: «Украинский выбор»-де рекламирует Таможенный союз. А ведь движение никогда не ставило перед собой рекламных задач; напротив, упор делался на разъяснительную работу.

Однако эффект этой разъяснительной работы также стремится к нулю. Граждане Украины по-прежнему мало что знают о Таможенном союзе, о ЕЭП. Продолжают реагировать на них на уровне стереотипов: ТС – это дружба с Россией, и так далее. Количество сторонников вступления в ТС практически не изменилось за время деятельности «Украинского выбора» – а по некоторым данным даже уменьшилось.

Что произошло с другой идеей «Украинского выбора» – с референдумом? Ничего. По-прежнему первой ассоциацией с самим понятием референдума остаётся крайне неудачный опыт так называемого «кучмовского» референдума, результаты которого остались не более, чем процентами на бумажке. Кстати, если уж зашла речь о процентах, то нельзя не отметить единодушную реакцию социологов на «Украинский выбор». Эта реакция – мягкий и сочувственный смех. Только так можно отреагировать на тот «рейтинг» популярности, который сегодня имеет само движение и в том числе и сам Виктор Медведчук. Некоторые специалисты склонны считать, что единоличное возвращение Медведчука в политическое поле было бы более эффективным. Как бы там ни было, но внятными, заметными позициями в политическом поле «Украинский выбор» сегодня не обладает.

Что уж говорить о поле электоральном: там рейтинг «Украинского выбора» стремится к такому же нулю, как и видимые результаты его деятельности. Процесс партийного оформления так и не начался, и, видимо, не начнётся. Можно сказать, что «Украинский выбор» не ставил перед собой электоральных целей, однако простите: а какие, помимо разъяснительной работы, действия можно осуществлять в политическом поле, если не ставишь перед собой электоральных целей? Какие ещё есть пути влияния на украинскую политику, помимо партийно-парламентского? Тот же референдум без достижения чисто инструментальных электоральных целей представляется маловероятным. Что и говорить об основной задаче – продвижения Украины в Таможенный союз. Парадоксально, но за время деятельности «Украинского выбора» Украина не продвинулась на этом пути дальше сомнительного статуса «наблюдателя» – а Россия всё больше настраивается не на сотрудничество с Украиной, а на введение санкций после подписания Украиной ассоциации с Евросоюзом. Это не очень-то похоже на успех; пусть «Украинский выбор» в этой ситуации никак не виноват, но и повлиять на неё он не сумел.

Когда задаёшься вопросом, в чём же дело, почему-то вспоминается история избирательного блока «Не Так». Помните, наверное: могучая рекламная кампания, яркие лозунги, технологичность – и полный провал. Тогда многие говорили, что СДПУ(о) совершила ошибку, пойдя на выборы в этом блоке и сделав одним из главных «фронтменов» раздражающего девяносто процентов граждан Украины Кравчука. Говорили и о том, что крайне неудачным оказался подбор кадров. Возможно, с чем-то похожим мы имеет дело и в случае «Украинского выбора». Есть ряд неплохих идей, есть даже удачный не фронтмен, а полноценный лидер – но нет результата. Результат обеспечивают кадры; если результата нет – значит, кадры подобраны неудачно. На движении, пожалуй, рано ставить точку, у Медведчука есть ещё все шансы исправить положение – однако станет ли он это делать?

Виктор Корнеев, специально для интернет-издания “Глагол”

Поделиться

2

Re: "Украинскому выбору" приходит конец?

Не все работники Общественного движения такие! Это вина лишь некоторых людей, которые подрывают авторитет всего движения!
далее в статье:
Не стала бы я реагировать на очередную кампанию против «Украинского выбора», если бы не знала причин, по которой эта кампания ведется. Причины я знаю и готова о них рассказать. Однако считаю более важным прокомментировать статью Виктора Корнеева «Что-то не так с «Украинским выбором», а не слова Кости Долгова, которого кто-то обидел или «кинул», как он написал в Фейсбуке. С личными обидами разберемся лично, но в статье Виктора Корнеева речь о другом. Итак, по порядку:

Автор прав, социологи, всяческие политологи и политики «посмеивались» над проектом «Украинского выбора». Это было. Но сегодня уже не смеются, а демонстрируют свою позу. И для этого есть причины.

Помните, как нас долго и методично ругали за круглые столы, конференции, образовательные проекты и билборды? Я помню. Мы все делали, по словам наших критиков, «не так» и «неправильно». Правильно было бы (следуя их рекомендациям) построить партию (или организацию) по типу КПСС, идти в парламент и заявить о президентских амбициях Виктора Медведчука. «Украинский выбор» в парламент не пошел, вертикаль власти в Движении создавать не стал, но именно «не такая» и «неправильная» деятельность в итоге встретила наибольший отпор оппонентов Движения. Мероприятия срывали, а по наглядной агитации органы местного самоуправления принимали решения «снять и запретить».

Надеюсь, автор помнит, что именно требовали снять и запретить, – билборды, разъясняющие позицию «Украинского выбора» по теме вступления Украины в Таможенный союз. Я не забыла возмущенное выступление одного профессионального патриота и евроинтегратора в популярном политическом шоу, который никак не мог сдержать свое раздражение в адрес Виктора Медведчука и «Украинского выбора».  Как это так, они (т.е. мы) народу навязывают убеждение, что у него (у народа) есть и выбор, и право его сделать.

Еще несколько лет назад безальтернативность выбора вектора экономической интеграции в пользу ЕС воспринималась как догма не только политиками, прибывавшими тогда в статусе народных избранников, но и тех, кто боролся за «своего» нового президента, обещавшего обществу альтернативу. На поверку, после победы, борьба оказалась показухой, а альтернатива – мифотворчеством. Новая команда власти подхватила клятвы в верности ЕС у клуба одинокого Ющенко и подняла их на невиданную высоту.

За прошедший год ситуация изменилась полностью. Никакие моделирующие соцопросы уже не смогут нивелировать тот факт, что сегодня и у политикума, и у общества вопрос выбора вектора экономической интеграции – это вопрос реально существующей альтернативы.

Кто же изменил ситуацию? Кто это сделал? Она сама изменилась или кто-то все-таки приложил усилия для ее изменения? Вспоминая последнюю манипуляцию с видеозаписью участия Виктора Медведчука в шоу Шустера по теме Таможенного Союза, не могу не сказать автору, Виктору Корнееву:
– Виктор, что это было у Шустера? Покажите мне хотя бы одного политика в нашей стране и назовите хотя бы одну тему, в которой бы власть и оппозиция прилагали такие усилия (за очень большие деньги) с целью нивелировать всю работу политика и всю деятельность организации. Аналогов нет! И после этого вы будете утверждать, что «Украинский выбор» и Виктор Медведчук не имеют влияния на украинскую политику?

Посмотрим дальше. Закон о языках приняли в... 2012 году. А почему не в 2010-м или 2011-м? Кто мешал победителю президентской избирательной кампании на волне своей победы реализовать одно из своих основных обещаний? Никто не мешал. Два года вопрос спокойно пребывал в забвении. И вдруг после того, как «Украинский выбор» опубликовал Манифест, в котором цель статуса русского языка как второго государственного была четко сформулирована, депутаты о своих обещаниях вспомнили и Закон приняли.  Правда, принятый закон больше соответствует чаяниям ЕС, чем украинского народа, и не может вывести эту тему за рамки политических спекуляций, но сам факт его принятия вынуждает поставить вопрос: а кто же разбудил наших депутатов? Кто на них повлиял? Совесть проснулась или очевидным для всех стало появление силы, способной стать реальной альтернативой нынешней политической «консерве», объединяющей власть и оппозицию? Вопрос не риторический. Ответ на него очевиден – сами по себе двери открываются только от сквозняка. Чтобы законотворческая «дверь» отворилась, нужны недюжинные усилия и... то самое влияние, которого, якобы у «Украинского выбора» нет.

Дальше – больше. Несколько лет в парламенте пылился Законопроект о Референдуме. О нем никто даже не вспоминал. После первого чтения к нему были и поправки, и дополнения, и масса различных предложений, но руки не доходили. И снова-таки вдруг депутаты очнулись от спячки и проголосовали этот Закон даже без обсуждения. Закрыли глаза на все – на то, что этим законопроектом подводится черта под местными референдумами, на то, что закон противоречит Конституции страны... Его проголосовали в последний день работы парламента прежнего созыва. Кто же так повлиял на наших депутатов? Кто разбудил их? Кто заставил их в последний день работы проголосовать Закон о референдуме? Какая такая политическая сила вынудила их принять столь неадекватное решение? Янукович? ЕС?

Нет, друзья! Их вынудила к этому «ни на что не влияющая» (как пишут наши оппоненты) организация под названием «Украинский выбор». Эксперты Движения разработали и вынесли на всенародное обсуждение «Проект Закона о Всеукраинском и местных референдумах по народной инициативе» вместе с Проектом изменений в Конституцию Украины, которые обеспечивали его работу. Оба документа были переданы в Конституционную Ассамблею и получили очень высокую оценку экспертного сообщества. В те дни власть и оппозиция результаты выборов прогнозировали с большим «люфтом сомнений», поэтому оказались в ситуации, когда положения этого законопроекта могли стать темой дискуссии уже в новом парламенте. Этого не хотел никто. Вопрос нужно было максимально притормозить и по возможности снять с повестки дня. Что, собственно, и сделали.

Будем смеяться дальше? Давайте смеяться вместе. Год назад стартовал проект «Украинская федерация». Это словосочетание большинство граждан воспринимали, как нечто «криминальное». По первым круглым столам в регионах на нас писали жалобы в СБУ, по ним проводились следственные действия. За год Виктору Медведчуку удалось сделать то, что не удалось сделать Вячеславу Черноволу за всю его жизнь, а всему украинскому политикуму за 21 год существования независимой Украины. Эта тема стала спокойно обсуждаться не только в среде экспертов. Она стала темой общественного обсуждения. Конечно, надо идти дальше и не останавливаться, но объективный взгляд с учетом всего, что хорошо и что плохо, что удалось и чего не достигли, позволяет сказать, что ни одна политическая партия и общественная организация в Украине не смогли за год сделать то, что удалось «Украинскому выбору».

Может, у парламентских партий меньше ресурса? Может, в рядах «Украинского выбора» больше известных личностей? Может, Движению включили «зеленый свет» в общеукраинских СМИ и ТВ? Нет, нет и нет.

Тогда остается один логичный вопрос: что такое политическое влияние и почему задачи, которые ставит «Украинский выбор» продвигаются не так легко и быстро, как хотелось бы?

У меня ответ на этот вопрос есть.

Во-первых, потому что политические партии и разнообразные публичные политики на политику Украины, а именно, на ключевые решения, которые принимаются властью, не влияют вообще. Никак. Влияют такие люди, как Виктор Медведчук и Движение «Украинский выбор», поднимая важные темы, проводя разъяснительную работу и добиваясь реакции на это тех людей, которые обеспечивают принятие решений. Принимаемые ими решения неадекватны и спонтанны, потому что порождены страхом и беспомощностью перед реальной альтернативой.

Во-вторых, Виктора Медведчука и «Украинский выбор» в большей степени интересует влияние в обществе, а не в марионеточном политикуме. А борьба за такое влияние требует огромного ресурса, потому что сталкивается не только с противостоянием власти и оппозиции (и СМИ их обслуживающих), но и противодействием лидеров общественного мнения, которые готовы отказаться от изживших себя методов построения партий и организаций, но помочь в появлении нового просто не способны, так как это требует отказа от стереотипов.

Как же в этой ситуации действовать? Как развиваться дальше? Наверное, продолжать действовать «не так».

Добиваться проведения очередного референдума по принятому парламентом Закону – бессмысленно. Значит, нужно вернуться к массовой рекламе на билбордах и закрепить в сознании людей уверенность в том, что выбор вектора экономической интеграции должны делать они, а не «кукла» по имени «власть-оппозиция». Рассказать им, чем Украина заплатит за Договор об Ассоциации с ЕС. Если этого не делать, социология, манипулируя процентами статистической погрешности, назовет 48% украинцев подавляющим большинством.

Вероятно, стоит полностью пересмотреть подходы к рекламе в социальных сетях и Интернете в целом и увеличить расходы на рекламу в разы. Изменить стратегию и тактику реализации наших проектов и пересмотреть свое отношение к взаимодействию с политическими партиями. Начать издавать буклеты и книги и распространять их в метро и вокзалах и т.д. и т.п. Политтехнологий много. Очень много. Стоимость их запредельная, особенно в ситуации, когда любое упоминание о Викторе Медведчуке и Движении «Украинский выбор» рассматривается как политическая реклама.

Сегодня все проекты «Украинского выбора» финансируются лично Виктором Медведчуком. Я понимаю его щепетильность и нежелание брать деньги у всех, кто предлагает Движению помощь и поддержку. Он не хочет, чтобы его идеи стали заложником чьих-то амбиций. Понимаю, потому что знаю – основная помощь и сила Движения все-таки не в деньгах, а в поддержке народа. Получить ее можно, вооружив общество необходимым знанием для принятия решений и действий. Это трудно. И это не быстро. Скоро только кошки родятся. А тут речь идет о стране, о взглядах и позиции миллионов людей, о перспективах огромного европейского государства. Он делает все, что может. Команда делает все, что может. Мы развиваемся, и пусть все идет не так гладко, как хочется, верю и надеюсь, что с каждым днем сторонних наблюдателей будет все меньше, а активных сторонников – все больше. Уверена в одном – не нужно требовать от «Украинского выбора» быть эдаким или другим. Нужно понять, что Движение «Украинский выбор» будет таким, каким его сделает активная позиция общества. Результат, действительно, обеспечивают кадры, но давайте определимся, о каких кадрах идет речь. Результат никаким отдельно взятым кадрам не под силу. Результат – это задача каждого из нас, и ее суть – создать то, в чем мы нуждаемся по-настоящему.

Поделиться